Дорогами истории. Дорогами отца

75 лет спустя: путешествие из Калмыкии в Сибирь. В Тюменскую область приехала дочь спецпереселенца времен Великой Отечественной войны — Петра Ичкиновича Санджиева.

Иван Кнапик вручает Галине Шургчиевой книгу "Согретые Сибирью".

Свое отрочество и юность отец Галины Петровны Шургчиевой провел в детском доме в деревне Знаменщикова Сорокинского района. Вернувшись на историческую родину, в Калмыцкую АССР, в 1959 году, Петр Ичкинович, отец шестерых детей, мечтал когда-нибудь снова приехать в наши края. Но не сложилось: хотел сделать это на пенсии, но не успел. После ухода на заслуженный отдых прожил совсем немного…

Спустя 75 лет в Сибирь за него этот путь проделала его дочь Галина Шургчиева. Приехала к нам из Республики Калмыкия, чтобы увидеть те места, в которых жил ее отец и где она сама появилась на свет.

— В декабре 1943 года, во время депортации калмыков из республики, в семью моего отца пришли сотрудники НКВД и велели собирать вещи, — рассказывает нам Галина Петровна. — Его мамы к этому времени уже не стало, а отец воевал на фронте. Остались только бабушка, шестилетний брат Андрей и папа. Ему тогда было одиннадцать лет. Всех посадили в товарный вагон и отправили в Сибирь. В дороге папе раздробило палец, который потом так и не сросся толком, всю жизнь напоминая о событиях тех лет…

Через две недели Санджиевы оказались в Ишиме. Их поселили в бараке.

— Поскольку бабушка не могла работать, отец занялся бродяжничеством — добывал пропитание для семьи, — обрисовывает ситуацию Галина Петровна. — Вернувшись однажды, не застал брата в живых — Андрей умер от голода. Хоронил его сам. А потом бабушка, не выдержав, попросила соседку по бараку отвезти отца в детский приемник.

…Так Санджиев оказался в детском доме деревни Знаменщикова Сорокинского района. Писарь, пытавшийся воспроизвести калмыцкое имя и отчество отца, в конце концов махнул на это дело рукой и записал его на русский лад. Так Эрдни Ичкинович в одночасье стал Петром Ивановичем…

— Директор детского дома, кстати, оказался тезкой отца, — улыбается Галина Петровна. — Петр Иванович Мешков всегда называл папу по имени-отчеству, следил за его судьбой. Вернувшись на родину, меняя документы, отец восстановил свое отчество, а имя — Петр — оставил. Видимо, в память об этом добром и честном человеке, который с таким теплом отнёсся к обездоленным детям.

…В детском доме Петр потихоньку восстановил силы. Начал работать бригадиром в овощной бригаде, ухаживал за лошадьми, вступил в комсомол. Окончил водительские курсы, работал шофером. Отслужил в армии в Новосибирской области, откуда вернулся в Голышмановский район. Снова сел за баранку автомобиля, женился, отыскал и забрал к себе бабушку. В 1955 году у Петра родилась первая дочь — Надежда.

— В 1957-м калмыков реабилитировали, — напоминает нам ход истории Галина Петровна, — и они из Сибири начали возвращаться на родину. Но отец уезжать не собирался — никого из родных в Калмыкии у него не осталось, мать умерла в 1939 году, отец погиб на фронте в 1944-м, зачем куда-то ехать? В 1959-м родилась я, а через пару месяцев после долгих уговоров матери наша семья все-таки переехала в Калмыкию…

…И все же что натолкнуло Галину Петровну на путешествие в Сибирь? Все началось с того, что она решила написать об отце в республиканской "Книге памяти". И сделала запрос в Сорокинский район Тюменской области, откуда получила много архивных документов о его жизни в детском доме.

— Мы связались с главой Сорокинского района Тюменской области Александром Агеевым, — говорит Галина Петровна, — в итоге он и ведущий специалист Сорокинской администрации Надежда Гугель прислали бесценный материал: мы увидели школу, в которой учился наш отец, с фотографий на нас смотрели люди, подарившие обездоленным детям тепло своих сердец, часть своей души. Но самое поразительное было впереди. На одной фотографии, сделанной в память о приеме в комсомол, в первом ряду, рядом с учительницей, стоит наш отец. Очевидно, ему 14 лет, значит, это 1946 год. И мы хорошо помним: среди вступающих было два мальчика, а остальные девочки. И вот это фото — свидетельство тому.

…Галина Петровна решила лично побывать в Сорокинском районе и побеседовать с двумя бабушками, которые жили по соседству с детским домом и помнят и его директора, и воспитанников. До этого в областном центре она встретилась с издателем книги "Согретые Сибирью" Иваном Кнапиком — в двухтомнике повествуется о судьбах детей, которые были эвакуированы в нашу область во время Великой Отечественной войны. Жили в интернатах, детских домах, воспитывались в яслях.

— Всего во время войны к нам приехало 12 тысяч детей из Москвы, Ленинграда, прифронтовых городов, — сообщил Иван Кнапик. — Для них было организовано 97 детских домов, в которых они получали все необходимое. Жили у нас и украинцы, и калмыки. В Сорокинском районе было 4 детских дома, а в деревне Знаменщикова по большей части в детском доме жили дети блокадного Ленинграда.

Иван Филиппович поведал: в двухтомнике "Согретый Сибирью" нет истории Петра Санджиева. Но она будет! Готовы новые материалы на третий том, и в нем для Петра Ичкиновича место уже "забронировано"…

Ася Топоркова

Источник: Газета "Тюменские известия"